Ватикан представил новые нормы классификации сверхъестественных явлений

В первой половине мая Дикастерия доктрины веры выпустила документ под названием «Нормы, которыми следует руководствоваться при распознавании сверхъестественных феноменов». Его сопровождает пояснительная записка кардинала Виктора Фернандеса, главы Дикастерии, с введением в суть документа и объяснением причин, по которым он был написан.

Новый документ представляет собой переработанную и расширенную версию предыдущего, выпущенного Дикастерией в 1978 году, и заменяет его.

Помимо множества мелких деталей данный текст отражает несколько заметных изменений в подходе. Они включают в себя: 1) охват феноменов; 2) более прозрачную процедуру; 3) новую систему классификации явлений и других сверхъестественных феноменов.

Что касается охвата феноменов, то версия 1978 года распространялась только на «предполагаемые явления и откровения», тогда как новая версия расширена и охватывает «предполагаемые явления, видения, внутренние или внешние высказывания, надписи или сообщения, феномены, связанные с религиозными образами или психологическими явлениями» (п. 6). Сюда же включаются и Евхаристические чудеса.

Большую прозрачность можно проиллюстрировать двумя фактами. Во-первых, когда был выпущен документ 1978 года, он распространялся конфиденциально и предназначался только для епископов и их непосредственных помощников. Информация всё равно просочилась в массы, но официально опубликован документ был только в 2011 годе, т.е. спустя 33 года после его выпуска. Новый же документ, напротив, был размещён на сайте Ватикана немедленно, и его сопровождала ознакомительная пресс-конференция.

Во-вторых, когда вступил в силу документ 1978 года, местные епископы должны были представлять Дикастерии новые сведения и свои выводы о феноменах, и могли объявить о них только после их проверки и утверждения ватиканской структурой (4:2). Однако, когда Дикастерия утверждала запланированное заявление епископа, его просили не упоминать структуру в связи с обнародуемым феноменом. Предполагалось, что это должно удержать людей от преувеличения значения того, что сделала Дикастерия, и от заявлений вроде «Ватикан подтвердил» или «Ватикан опроверг» подлинность феномена. С утверждением новых норм прозрачности стало больше. Кардинал Фернандес объясняет: «Теперь, когда епископ делает публичное заявление о своём решении, будет указываться: ‘в согласии с Дикастерией доктрины веры’».

В центре нового документа – переработанный способ классификации сверхъестественных явлений. Список категорий не исчерпывающий, но выводы Церкви будут «обычно выражены» в рамках следующих шести:

1) Nihil obstat («Ничто не препятствует», лат.): используется для феноменов, которые связаны со «многими знаками действия Святого Духа», и в которых до сих пор «не было обнаружено критических или рискованных аспектов» (п. 17).

2) Prae oculis habeatur («Держать это в поле зрения»): используется для феноменов, которые несут в себе «важные позитивные знаки», но «в некоторых аспектах запутанны или потенциально рискованны». Следовательно, «может быть необходимость внести доктринальную ясность» (п. 18).

3) Curatur («Об этом нужно позаботиться»): используется для феноменов, которые имеют «разнообразные или существенные критические элементы», но, тем не менее, «широко распространены» и «приносят поддающиеся проверке духовные плоды». В этих случаях епископу не следует поощрять этот феномен, но «искать альтернативные выражения благочестия и по возможности переориентировать их духовные и пастырские аспекты» (п. 19).

4) Sub mandato («Под мандатом»): используется для феноменов, которые «богаты позитивными элементами», но были связаны с той или иной формой злоупотребления, например, «отдельными людьми, семьями или группами». Злоупотребление может включать получение финансовой выгоды, аморальные действия или непослушание епархиальному епископу (п. 20).

5) Prohibetur et obstruatur («Запрещено, доступ затруднён»): используется для феноменов, в которых присутствуют «некоторые позитивные элементы», но несущих в себе «критические проблемы и риски». Епископу следует «публично заявить, что приверженность этому феномену не разрешена» (п. 21).

6) Declaratio de non supernaturalitate («Декларация об отсутствии сверхъестественного»): используется для феноменов, относительно которых епископ, основываясь на «фактах и доказательствах, которые конкретны и доказаны», «обнаружил, что они не являются сверхъестественными», например, когда визионер сознаётся, что солгал, свидетели обнаруживают мошенничество или мифоманию (чрезмерная лживость или склонность к преувеличениям) (п. 22).

Легко заметить, что в списке отсутствует однозначное утверждение: «феномен является сверхъестественным». Даже nihil obstat только подразумевает, что это так. Согласно новым нормам, феномен может быть однозначно признан сверхъестественным, но для этого потребуется особый Папский вердикт (п. 23).

Эти изменения имеют отношение к тем причинам, по которым новые нормы появились. В своей пояснительной записке кардинал Фернандес объясняет, что существовавшая ранее тенденция давать заключение, что феномен является или не является сверхъестественным, имела нежелательные побочные эффекты. Если декларировалось, что феномен является сверхъестественным, это «сильно подталкивало верующих к мысли, что они должны верить в этот феномен, который иногда начинал цениться больше, чем само Евангелие».

Фернандес пишет, что отсутствие для широкой аудитории ясности в этих вопросах внесло также путаницу относительно статуса явлений. Он отмечает, что необходимость установить, что явление является сверхъестественным, чтобы дать ему некую форму одобрения, стало причиной значительных промедлений. До того, как Церковь или даже местная епархия приняли идею, что данное явление имеет сверхъестественную природу, были необходимы особые предосторожности.

Кардинал отмечает: «Результатом желания получить однозначное утверждение о сверхъестественной природе явления стало то, что ясное определение было достигнуто только в единичных случаях. Фактически с 1950 года было официально завершено рассмотрение не более шести случаев, хотя зачастую такие феномены множились без чёткого руководства и с вовлечением людей из многих епархий. Поэтому можно предположить существование множества других случаев, которые рассматривались иначе или же не рассматривались вовсе».

Предполагается, что новая классификация позволит более оперативно предоставлять форму оценки события и распознавать действие Святого Духа в том, что связано с этим событием, «не выражая окончательной определённости о сверхъестественном происхождении самого феномена» (п. 17), и, таким образом, не подразумевая, что верующие обязаны в это верить.

Конечно, утверждение, что событие не является сверхъестественным, по-прежнему существует. Это шестая из категорий, предлагаемых к регулярному использованию.

Кроме того, четыре новые категории отражают сложность доказательства природы события и его влияния на Церковь.

Вторая категория (Prae oculis habeatur) предназначена для обозначения тех феноменов, которые подтверждены вескими доказательствами, хотя некоторые причины для озабоченности не исключены, и поэтому полное соответствие статусу Nihil obstat не гарантировано.

Противоположность этому составляет пятая категория (Prohibetur et obstruatur), когда проблемы с рассматриваемым феноменом очень серьёзные, а позитивные элементы единичны, и нет гарантий, что феномен однозначно не является сверхъестественным.

В середине этой шкалы есть две категории для тех феноменов, в которых присутствует различие между самим событием и тем влиянием, которое оно оказывает на Церковь. В четвёртой категории (Sub mandato), само по себе событие имеет много позитивных элементов, но некоторая конкретная группа ими злоупотребляет.

Категория три (Curatur) обратна четвёртой: она разработана для феноменов, в которых существенные проблемы есть с самим событием, однако, несмотря на этот факт, событие становится настолько широко известным и популярным, что «запрет может огорчить Народ Божий, и вводить его не рекомендуется». При этом некоторая здоровая переориентация отношения к событию желательна.

Я серьёзно подозреваю, что кроме оснований, упомянутых кардиналом Фернандесом, была ещё одна причина для пересмотра существующих норм и введения этой, четвёртой, категории. В 2010 году Бенедикт XVI создал комиссию для исследования популярных, но противоречивых явлений в Меджугорье, и комиссия доложила результаты своей работы Папе Франциску в 2014 году. В 2017 году Папа Франциск заявил, что первые явления в Меджугорье заслуживают дальнейшего изучения, но выразил сомнения относительно более поздних. Это значит, что было трудно дать альтернативную – «сверхъестественное» или «не сверхъестественное» – оценку явлений в Междугорье, и за все годы, прошедшие с тех пор, Ватикан так и не сделал официального заявления.

Есть смысл пересмотреть и обновить классификационные категории, используемые для таких феноменов, как Меджугорье, и, похоже, что категория Curatur была создана для выражения тех выводов, к которым пришёл Ватикан. Следовательно, как я подозреваю, заявление по поводу Междугорья может наконец появиться на горизонте.

Важно отметить, что новые нормы никак не изменяют статуса тех явлений, которые к текущему моменту уже классифицированы. Всё то, что уже было объявлено сверхъестественным и не сверхъестественным, по-прежнему сохраняет свой статус, хотя не исключена возможность, что однажды он будет пересмотрен.

Не называя случай прямо, кардинал Фернандес упоминает явления Иде Пердеман «Богоматери всех народов», статус которых менялся туда-сюда, пока, наконец, в 2020 году не было окончательно утверждено отрицательное решение.

Кроме того, в описании категории Nihil obstat присутствует критерий о том, что особо критические или рискованные черты не были выявлены «по крайней мере, до настоящего времени». Это предполагает, что постановление является временным и может быть изменено, если такие черты будут обнаружены.

В целом, новый свод норм представляется мне многообещающим. Это более выверенный подход к сложной природе описываемых сверхъестественных феноменов, к тому, как доказательства могут меняться с течением времени, и к тому, каково может быть воздействие этих феноменов на Церковь. Мне также кажется, что это может побудить верующих к более здоровой оценке подобных явлений: открытой, но проницательной и благоразумной, без автоматического предположения, что в какое-то событие обязательно верить во всех его деталях или его надо целиком и полностью отвергнуть.

Джимми Акин

Источник (англ.): National Catholic Register

Перевод: Наталья Проскурина

Фото: medjugorje.ru

Author

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии