О бирюлёвском погроме

Настоящая причина бирюлёвского погрома, конечно, не межнациональные отношения.

Одна из причин – неспособность полиции обеспечить общественный порядок, принимающая угрожающий жизни обывателя характер. Механизм вполне ясен: спокойствие на Северном Кавказе обеспечивается щедрыми бюджетными вливаниями, которые посредством клановой системы возвращаются в русские регионы России как деньги на подкуп чиновников и полицейских.

Однако есть и вторая причина разгула бытовой поножовщины и стрельбы со стороны россиян с Северного Кавказа и мигрантов из Средней Азии, и она – в самих обывателях, то есть в нас с вами. Одна лишь полиция не может поддерживать порядок в обществе. Общество – саморегулирующаяся система, а не концлагерь; мелкие нарушения порядка должны пресекаться рядовыми гражданами, на уровне “хорошо – плохо”, не доходящем до уголовного кодекса. Однако российское общество в последние десятилетия слишком атомизировано, пассивно, эгоистично, трусливо. А ведь “гости столицы” не сразу по приезде достают ножи. Сначала, например, проламываются через турникет в метро, потом привыкают, что никто не остановит, что ни твори, дальше при любом возражении хватаются за ножи и кастеты. Безнаказанность в малом развращает и порождает уверенность в безнаказанности тотальной. А ведь возьми его за шиворот при первой же попытке проломиться в метро ближайший прохожий, а лучше двое-трое – глядишь, и в голову бы не пришло со временем, что можно резать людей или бить кастетом полицейских.

Снова напомню: тут дело вовсе не в национальности. Место женщине или старику в метро чаще уступят как раз «гости столицы». А хорошо одетые русские парни столь же успешно экономят четвертаки, проламываясь сквозь турникеты. Проблема в том, что мы сегодня живём в обществе, где можно публично вести себя бесчестно – мы сами создали такое общество. И я всерьёз считаю, что обеспеченная русская молодёжь, которая просто не желает за себя платить, – весьма гнилая часть своего поколения. В дальнейшем эта привычка к бесчестности и уверенность в безнаказанности по-разному эволюционируют у людей из разных социальных слоёв. Одни привыкают решать проблемы насилием, другие – всё более масштабным воровством.

Между тем реакцией может быть не только развернуть «зайца» и заставить заплатить за себя. Более христианской реакцией будет дать денег на проезд. Результат не гарантирован: кто-то оскорбится, кто-то возьмёт и спасибо не скажет, но кто-то однажды и устыдится, быть может. Мы все тут не святые, а бедные грешники, и наши первоначальные реакции редко бывают по-настоящему христианскими. Но пусть таковой будет хотя бы вторая реакция.

Если даже нашей первой реакцией является желание: «наказание должно быть особенно жестким, неотвратимым, демонстративным» (как заявил известный церковный спикер), то, чуть поразмыслив, мы придём к выводу, что в первую очередь христианин должен защищать невинных и выступить против погромов. Именно об этом чётко говорит католический катехизис: «Никогда не дозволено делать зло, с тем, чтобы из него произошло добро». Если христианство – соль земли и свет миру, то вопреки выражению того же спикера, «настоящий христианин должен вести себя» НЕ «так же», как «настоящий мусульманин, иудей, буддист».

Если в горячке у нас поднимается рука написать, как активный церковный публицист, что «беспорядки, драки с полицией, порчу имущества, побои случайных лиц, конечно, ни в коем случае нельзя оправдать. Но … перспектива быть немотивированно зарезанным у своего подъезда – … это еще более недопустимая вещь», то, вспомнив Христа, мы поймём, что для нас дело должно обстоять ровно наоборот и христианин как раз должен скорее предпочесть стать жертвой, чем палачом.

Вспоминаются щемящие фото из Египта, где то христиане встают живой оградой вокруг мечетей, то мусульмане – вокруг христианских церквей. Там – место христианина, а не в рядах погромщиков, которые, вероятнее всего, были провокаторами.

Так или иначе, справедливо первоначальное подозрение, что убийца – мигрант,  или нет, погром в Западном Бирюлёво заставляет нас по-настоящему серьёзно задуматься над проблемой мигрантов в России. Евангелие скажет нам, что с привычным брезгливо-презрительным отношением к мигрантам – из бывшего ли Советского Союза или из российских (особенно северокавказских) регионов – мы неправы, нечестны, бесчеловечны. Великая энциклика блаженного папы Иоанна XXIII «Pacem in terries» учит: «Каждый человек имеет право пребывать, а также на свободное передвижение по территории государства, гражданином которого он является. Он также имеет право эмигрировать в другие государства и обустраиваться в них, если это продиктовано его законными интересами. … Одно из прав личности – право включаться в то государство, в котором человек рассчитывает найти возможность обеспечить будущее себе и своей семье. Следовательно, это государство, в пределах, допускаемых традиционно понимаемым общим благом, должно позволять такое включение и способствовать интеграции новых членов». История напомнит о том, как во время войны спасались россияне, украинцы, белорусы в эвакуации в Средней Азии и выживали благодаря помощи местных жителей; как узбеки, таджики, азербайджанцы воевали за Москву, Курск, Смоленск.  Логика и честность подскажут: азиатские лица на улицах Москвы – вместо наших нерождённых детей.

Страх же, презрение и ненависть – чувства, которых христианину нужно стыдиться и которые нужно в себе изживать.

* * *

Та массовая миграция из Средней Азии в Россию, из Африки в Европу, из Мексики в США и т. д., которую мы наблюдаем, – не первая в истории человечества. Об уроках  «великого переселения народов» и однажды уже сыгранной роли христианства в формировании на осколках империи нового общества – в следующем материале Сергея Сабсая: О цивилизации, варварах и христианстве

Author

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии