Ребенок любой ценой: рассказ женщины об опыте ЭКО

Однажды среди участников «Виноградника Рахили» – духовных упражнений по исцелению травмы аборта и потери ребёнка до рождения – оказалась женщина, чья история радикально выделялась. Она переживала травму потери детей, испытывая жесточайшие сомнения: «А были ли дети?» В чём она не сомневалась, так это в том, что процедуры ЭКО, обещавшие ей рождение здорового младенца и укрепление семьи, отняли у неё три года жизни, подорвали здоровье и окончательно разрушили её брак. Вот её история.

Мы с мужем решились на ЭКО, когда мне было 36, а ему – 41. Я была вполне здорова – сильный, спортивный организм, регулярная овуляция, проверенная проходимость труб. Я могла бы зачать, выносить и родить ребёнка естественным путём. Но, во-первых, проблема была у мужа… А, во-вторых, общественное мнение, что «часики тикают», подталкивало нас к ускорению процесса. В одном из частных медицинских центров мне дали рекомендацию пойти на процедуру ЭКО и заверили, что поскольку организм здоровый, то это будет очень просто и быстро, на минимальной стимуляции и с минимальным вмешательством в организм. «Всё будет легко и красиво!» Но по факту получилось не так, совсем не так.

Получить направление на ЭКО по государственной программе было очень легко. Подготовка занимает от 2-х недель до месяца со всеми анализами. Направление – в течение недели.

Категорически против была только молодая врач-гинеколог из районной поликлиники, и именно потому, что я была молодой, здоровой и сильной… Она-то и оказалась самым грамотным и прозорливым специалистом из всех, с кем я имела дело за годы моих мытарств. Поэтому потом я перевелась в ту поликлинику, где она работала, чтобы лечиться только у неё.

Отношение наших родителей к нашей с мужем ситуации было таким: «Ну, что же с вами не так?! Ну, когда уже у вас будет ребёнок?!» Поэтому хотелось поскорее поставить галочку в том невидимом, но безжалостном списке ожиданий, которым я должна была соответствовать. Возможно, одной из последних капель стало эмоциональное заявление моей мамы: «Ну, один-то раз можно и ЭКО попробовать!»

Никто из нас не представлял, ЧТО меня ждёт… Я не медик, но теперь я могу рассказать об этом другим как человек, который через всё это прошёл и пережил на своём теле и своей психике. И, конечно, потом я много чего прочитала, чтобы понять, почему всё это со мной произошло.

Я человек очень рациональный, с критическим мышлением, и всегда задаю врачам вопросы. Но на мои «неудобные» вопросы мне отвечали: «Не читайте интернет, отпустите свою голову и доверьтесь процессу». А ответом на любые возражения был один, но очень весомый аргумент: «Вы хотите ребенка или нет?».

В общем, я решилась и начала проходить подготовку. Сам процесс выстроен как однозначный алгоритм, включающий уколы, приём препаратов, УЗИ, изъятие яйцеклеток у женщины, забор спермы у мужчины, оплодотворение яйцеклеток «в пробирке», подсадка полученных эмбрионов в матку женщине, хранение неиспользованные эмбрионов. И всё устроено так, что, начав процесс, ты уже не можешь встать и сказать: «Я дальше не хочу».

Мало кто из женщин вообще задумывается, откуда возьмутся те 20 яйцеклеток, из которых «эффективными», т.е. способными к оплодотворению в чашке Петри, будет только часть. Так вот, «подготовка» к ЭКО – это гормональная сверхстимуляция яичников, которая провоцирует одновременное созревание не одной (максимум 2-3) яйцеклеток, как это бывает в естественном цикле, а сразу 20-ти. Чтобы вырастить эти 20 яйцеклеток, яичник, нормальный размер которого не превышает 3-4 см, «выращивают» в несколько раз. Насколько далеко я позволила вмешаться в природу своего организма, я осознала только в тот момент, когда на одном из УЗИ услышала, что размер моих яичников больше 10 см. Если бы я заранее знала, что нежная ткань яичников будет «раздута» в несколько раз, а потом туда влезут всеми этими инструментами, чтобы вынуть яйцеклетки, я, наверное, была бы в ужасе. Ведь по сути – это хирургическая операция, и от мастерства того, кто яйцеклетки достаёт, очень много зависит.

А потом наступил ещё один страшный этап, о котором меня тоже не предупредили: 3 недели после операции есть риск, что опустошённые, сдутые мешочки яичников могут в любой момент скрутиться. И ты должна не ходить, а носить себя, как хрустальную вазу. В естественном цикле, когда одна яйцеклетка покидает яичник, объём, который она освободила, составляет 12-20 миллиметров. А теперь умножьте это на 20! В нашу природу не заложена такая степень регенерации, поэтому просто невозможно, чтобы это прошло без последствий! Хорошо, что женщина-врач, к которой я попала, меня подготовила: «Если у тебя появятся такие-то симптомы, сразу вызывай скорую, буду спасать». К счастью, у меня всё обошлось. Слава Богу!

Процедуру изъятия яйцеклеток я перенесла отлично. После оплодотворения примерно 20-ти яйцеклеток, эффективными для подсадки признали только 4 эмбриона. Я дала себе время на восстановление, и процедуру переноса провели примерно через 4 месяца. Попытка не была успешной, эмбрион не прижился.

После всего этого я приняла решение больше не делать ЭКО и снова попытаться зачать ребенка естественным путём. Муж прошёл лечение. Оно оказалось и проще, и эффективнее, чем мы думали. Но… Проблемы начались у меня: через полгода после ЭКО у меня обнаружили эндометриоз яичников, причём больше был поражён тот, который выдал большее количество яйцеклеток. Ни у кого из моих родственниц – прабабушка, бабушка, мама, сёстры, тёти и племянницы, ничего подобного не было: никакой генетической предрасположенности, а только результат мощного гормонального и хирургического вмешательства.

Не буду вдаваться в детали, скажу только, что, когда мне показали протокол перенесённой операции, я была в шоке – 3 стадия эндометриоза (что это значит, можно прочитать в интернете) с большим поражением брюшной полости. Ещё немного и был бы задет кишечник. Мне очень повезло, что оперировал меня профессионал высокого класса в очень хорошей и очень дорогой частной клинике. Кроме того, мой лечащий врач обеспечила мне послеоперационную поддержку 24/7, включая праздники и выходные, а потом я прошла полугодовой, многоэтапный и очень дорогой курс восстановительного лечения, когда я фактически жила в медицинских центрах – на капельницах, на процедурах, на обследованиях… Как побочный эффект от гормонального вмешательства у меня развились сильнейшая аллергия на духи, на еду, косметику, стройматериалы, растения. Это было мучительное состояние. Полное восстановление заняло почти 2 года и стоило сотни и сотни тысяч рублей.

А ведь я была в выигрышной позиции по сравнению со многими и многими женщинами: я очень хорошо зарабатывала, и деньги не были проблемой. Я могла себе позволить лучших врачей, лучшее лечение. Меня вытаскивали лучшие клиники и лучшие специалисты города. И при этом у меня ушло два года, чтобы разгрести последствия. Два года железной дисциплины, жизни по расписанию, встреч с врачами, жёсткой диеты, постоянного приёма лекарств и прохождения процедур (некоторые из них – очень болезненные). Два года обследований и тревожного ожидания их результатов: есть ли положительная динамика? Это было постоянное ощущение, что твоя жизнь принадлежит не тебе, а процессу выздоровления. При этом я продолжала работать удалённо, и будучи востребованным специалистом, очень хорошо зарабатывала. В какой-то степени работа спасала меня от депрессии и излишней тревоги.

Сейчас, когда уже прошло время, я могу трезвым взглядом посмотреть на пройденный путь и ответить на вопрос, почему я попала в эту ситуацию, несмотря на свою осознанность и рациональность мышления. Думаю, что главная причина – это эмоциональная «подсадка» женщины на желание иметь ребёнка. Второе – это давление семьи, которое мы с мужем испытали с обеих сторон. Третье – это давление общества, когда не только родственники, но и коллеги, подруги и просто знакомые постоянно заводят разговоры: «Когда планируете ребёнка?», «Как у тебя, у такой успешной, до сих пор нет детей…». Четвёртое – это желание сохранить семью, ощущение неполноценности семьи без ребёнка и представление, что появление ребёнка укрепит уже шатающиеся отношения. Пятое – это давление врачей: «Часики тикают…», «Все уже это (ЭКО) делают. Не умничайте. Смотрите, какая у нас эффективность. Вы хотите – мы обеспечим».

Последнее – это очень важный момент: они бьют по самому больному месту – по неутолённому желанию иметь ребёнка. Сколько раз я слышала от других женщин и сколько раз подобные мысли залетали мне в голову: «Я готова на что угодно, только бы иметь ребёнка!», «Хочу ребёнка! Любой ценой!» Когда вопрос стоит так, то мало кто задумывается, что это за цена…

И клиники ЭКО этим пользуются. Их задача – получить ребёнка, чтобы их статистика была высокой, чтобы «производственные показатели» были красивыми. Мне сначала сказали, что всё пойдёт на минимальных дозах и с минимальным риском побочных эффектов от препаратов. Но когда я начала сравнивать назначения врачей и инструкции к препаратам, стало очевидно, что дозы – высокие, а значит высокие и риски побочных эффектов. Я хотя бы задавала вопросы, читала инструкции к препаратам и хотя бы пыталась держать назначения в каких-то рамках. Страшно подумать, какие дозы препаратов и какие риски получают женщины, которые вообще не задают вопросов!

Беременность, наступившая в результате ЭКО, связана с высокими рисками и потому, чтобы повысить вероятность её донашивания, автоматически назначаются «поддерживающие» гормональные препараты. Врач именно так и сказал мне: не по показаниям конкретной женщины, а автоматически. Т.е. всё ставится на службу производству «продукта». Продукт – это ребёнок, а женщина – это ресурс для его производства и её проблемы со здоровьем – это просто «издержки производства». Более того, потом та же клиника зарабатывает большие деньги на восстановлении женщины после неудачной попытки, и так – по кругу, несколько раз…

Продолжение следует…

Ольга Н.

Записала Наталья Проскурина, к.б.н.

Author

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии