Правда, иллюзия и Крест

Истина трудна. Иллюзии приятны. И потому нет ничего удивительного в том, что порой люди избегают правды и укрываются в иллюзиях. Но иллюзии неустойчивы и ненадёжны. Реальность постоянно в них вмешивается. Истина же, хотя и трудна, но не только надёжна, но и вознаграждает обильными дарами. И один из её даров – радость.

Христос пришёл в этот мир, чтобы освободить нас от иллюзий и направить на путь истины. «Я есть путь, и истина, и жизнь», – сказал Он (Ин. 14:6). Но тем, кто намерен отправиться в путь по дороге истины, Он дал совет: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лк. 9:23).  Поэтому крест стал центральным символом христианства. Он отсылает нас не только к смерти Христа на Кресте и спасению, принесённому через эту смерть, но также и к нашей смерти и надежде на вечное блаженство.

Секулярный мир делает всё, что в его власти, чтобы жизнь стала легче. Но путь наименьшего сопротивления – это дорога в никуда. Нет ничего менее соответствующего человеческой природе, чем безнадёжные попытки сделать жизнь всё более комфортной. Крест, мягко говоря, некомфортен, но он освобождает.

Для секулярного мира Крест выглядит самым неэффективным способом продвижения своего дела. Коммерческий мир всегда думает в позитивном ключе: «Химия – для лучшей жизни», «Пауза освежает», «Просто сделай», «Бриллиант – это навсегда», «Ты в хороших руках», «Береги деньги, живи лучше», «Будет по-твоему», «Живи жизнь с этим», а Диснейленд претендует на то, чтобы быть «Самым счастливым местом на земле». В сравнении с этими позитивными и многообещающими слоганами Крест выглядит слишком негативным. И всё же именно он заменяет иллюзии истиной. Или, как это выражено в бессмертной фразе Александра Солженицына: «Одно слово истины перевешивает целый мир».

В этих совершенно мирских слоганах звучит религиозная интонация. Они создают ложный рай, ловко заманивая ничего не подозревающих людей в мир фантазий. Но это только слоганы, не имеющие сущности, способной выполнить обещанное. Деньги важны, но погоня за ними может стать проблемой. «Погоня за деньгами», – пишет в своей книге «Вновь обретённый Иисус» Малколм Маггеридж, переживший обращение в католичество, – «по моему мнению, достойна презрения более, чем всё остальное». Это не погоня за счастьем. Это охота за жар-птицей, которой не существует.

Почему жизнь должна быть трудна? Нужно помнить, что мы созданы из ничего. Поэтому нам нужно пройти длинный путь, чтоб хотя бы приблизиться к совершенству. И мы не способны сделать это в одиночку. Мирские иллюзии здесь не помогают. Когда мы, с Божьей помощью, преодолеваем трудности, то получаем более полное представление о том, что мы представляем собой как личности, и начинаем больше это ценить. Нельзя развиваться, лёжа на диване. Мы созданы преодолевать и достигать, а не паразитировать.

Защитники абортов стонут из-за утраты иллюзии, которая продержалась почти 50 лет. Вердикт по делу Доббса (В июне 2022 года, рассмотрев дело «Доббс против Организации женского здоровья Джексона», Верховный суд США вынес вердикт о том, что Конституция США не содержит оснований, которыми можно гарантировать «право на аборт». Тем же вердиктом принятие законодательных норм относительно абортов передано на уровень штатов, – Прим. пер.) означает, что Конституция США не включает и никогда не включала в себя права на аборт. И думать обратное было катастрофической иллюзией.

Иногда мы находим мудрость в самых неожиданных обстоятельствах. Вирджиния Вулф, британская писательница первой половины 20-го века, однажды задала вопрос: «Если это была иллюзия, то почему не воздать хвалу той катастрофе, какой бы она ни была, которая разрушила иллюзию и поставила истину на подобающее ей место?» Она понимала ценность и незаменимость истины. Давайте и мы заменим фантазию о том, что в Конституции США предусмотрено право на аборт, истиной о том, что человеческие существа, пусть ещё и не родившиеся, имеют гарантированное Конституцией право жить. Тогда мы можем присоединиться к высказыванию драматурга Артура Миллера, что «Эпоха, можно сказать, заканчивается, когда исчерпаны её основные иллюзии». Слоган «За выбор» – это пустышка. Люди сделали достаточно плохих выборов, чтобы остановиться на спасительной ценности Креста как на самой реалистичной альтернативе.

Малколм Маггеридж представил себе такую сцену: пиарщик говорит апостолу Павлу, что для распространения христианства ему нужен какой-то броский и запоминающийся логотип или символ, который являет собой привлекательный образ христианской веры. »Хорошо, у меня есть такой», – отвечает святой Павел. – «Вот, этот Крест». Пиарщик разражается неудержимым смехом: «Вы не можете раскрутить свою кампанию с помощью такой штуки. Это символ страдания и казни. Это совершенное безумие! Никто не последует за Крестом!»

Вот центральный парадокс христианства: Крест – это единственная победа над грехом, фиглярством и иллюзиями. Это истина, и только она имеет значение.

Дональд Демарко

Источник (англ.): Catholic Exchange

Перевод: Наталья Проскурина

Изображение: Adobe Stock

Author

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии