Ребёнок любой ценой: при чём здесь психология

В первой части свидетельства наша героиня рассказала о пережитом опыте ЭКО преимущественно с медицинской точки зрения: манипуляции, оперативные вмешательства, препараты, осложнения, восстановление здоровья и цена всего это процесса в деньгах, времени и полученной «дозе» физического страдания. Но решение об ЭКО возникает на определённом психологическом фоне, а опыт ЭКО не остаётся без психологических последствий. Слово нашей героине.

Теперь, оглядываясь на пережитое, я понимаю, что у решения об ЭКО были глубокие психологические причины. А последствия ЭКО привнесли в наши отношения с мужем больше негатива, чем позитива, и изменили и моё личное будущее, и будущее нашей семьи. Решение мы приняли ради сохранения семьи – мы не первые и, наверное, не последние, кто надеялся «скрепить» свой брак рождением ребёнка.

Беременность – это всегда важный этап в жизни супружеской пары, испытание, через которое разные пары проходят по-разному: кто-то легко и с преобладанием радостного предвкушения, а кто-то – тяжело из-за гормональных перепадов и разных физических и психологических ограничений. Но в любом случае у пары есть понимание, что раз беременность наступила, то каковы бы ни были трудности, пройдёт определенный срок и рождение ребёнка вознаградит их усилия.

Сначала мы с мужем постарались зачать ребёнка естественным путём, но оказалось, что есть проблема. Проблема не у меня, а у мужа. Мне до сих пор тяжело касаться этого противоречия: лечение (и как потом выяснилось, довольно быстрое и сравнительно недорогое) было нужно ему, а заплатить за попытку зачатия через ЭКО пришлось мне. В этом не было ни чьего злого умысла, и решение мы принимали вместе. То есть это было и моё, как мне тогда казалось, сознательное решение, поэтому я никого не виню в том, что произошло. Но мне до сих пор больно от того, каким образом и по каким причинам мы приняли решение об ЭКО.

У нас был выбор: лечение мужа, которое вернуло бы ему полноту репродуктивной функции, или ЭКО без лечения. Репродуктолог подталкивал нас к ЭКО, обещая быстрый результат. На все мои вопросы о перспективах лечения мужа доктор отвечал: «Ну, пролечитесь вы, а потом вдруг окажется, что вы несовместимы, или выявятся какие-то проблемы с зачатием, ведь вам уже 37. Вы только упустите время и опять придёте ко мне». Именно это «А ВДРУГ» и стало тем крючком, на который нас подцепили.

Мы с мужем вели насыщенную жизнь и очень дорожили временем: так хотелось ничего не упустить от жизни! Работа, карьера, яхта, путешествия по миру, общение с друзьями и снова работа и карьера. Мы уже потратили немало времени, пытаясь зачать ребёнка, и когда выяснилось, что для зачатия нужно ещё уделить время лечению мужа, разочарование («Снова откладывать! Снова тратить время, которое уходит так быстро!») переживалось нами обоими очень остро. На фоне этого переживания ЭКО показалось лёгким и, главное, быстрым решением. Ведь именно так нам и говорили: быстро, легко, технологично! Если бы я знала, сколько времени нужно на подготовку и проведение ЭКО вместо двух месяцев на лечение мужа, не говоря уже о времени, потраченном на преодоление его последствий, я бы даже пробовать не стала!

А оказалось, что процедура ЭКО – это не просто рядовая подготовка к беременности: сдать анализы, попить гормоны, походить на физиотерапию. Это целая серия медицинских манипуляций, включая хирургические вмешательства и наркоз, которые по набору возможных осложнений и по продолжительности могут не уступать самой беременности, а могут оказаться и длиннее, и сложнее. Переживает эти сложности и затраты времени не только женщина, а именно пара будущих родителей. Материальный фактор тоже играет роль, т.к. процедура совсем не дешёвая, а женщина не только в период беременности, но и в процессе подготовки к ЭКО не всегда сможет работать.

В общем, погнавшись за перспективой сэкономить время и положившись на заверения, что всё будет легко и с минимальными рисками, мы не рассчитали свои силы – ни физические, ни моральные. Да мы и не могли их рассчитать, т.к. наша осведомлённость о том, что такое ЭКО на самом деле, в момент принятия решения была примерно никакой… Если бы нам детально описали алгоритм реального процесса: сколько наркозов, сколько уколов, сколько времени требует каждый этап, какое восстановление, какое количество лекарств, какие дополнительные операции, какие ограничения и как надолго, то наши розовые очки разбились бы вдребезги. Если бы нам хотя бы отвечали на наши вопросы! Но вместо ответов мы слышали от врачей только встречный вопрос: «Вы хотите ребёнка или нет? А если хотите, делайте, что вам говорят».

У меня сам процесс подготовки к ЭКО, вместе с перерывом на восстановление организма, занял примерно 6 месяцев. За время подготовки я пережила два хирургических вмешательства с наркозом, период выращивания яйцеклеток под искусственным воздействием гормонов и период серьёзных физических ограничений для восстановления яичников до нормальных размеров после изъятия яйцеклеток. Всё это привело меня, как и любую другую женщину, в состояние, в котором необходимо исключительно бережное отношение мужа к жене. Это состояние радикально ограничивает не только сексуальную, но и любую другую активность партнёров, что сильно сказывается на отношениях. Отношения в семье страдают в первую очередь.

Все эти месяцы нам с мужем пришлось вести жёстко регламентированный образ жизни. Нельзя было заболеть даже легким ОРВИ, поэтому пришлось ограничить контакты с родственниками и друзьями, чтобы не подхватить вирус, потому что организм ослаблен вмешательством. Анализы должны быть идеальными, и, если какой-то показатель отклоняется, начинаем заново или откладываем следующий этап процесса, снова расходуя то дефицитное время, которое нам так хотелось сэкономить… Я жила по расписанию: в определённые часы – инъекции в живот, в определённые часы – свечи, в определённые часы – таблетки. Это накладывало большие ограничения не только на меня, но и на мужа, создавая серьёзный стресс для нас обоих.

С одной стороны, такая жизнь может сблизить пару, которая оказывается в своём ограниченном мире и вместе готовится к некоему таинству, связывая с его осуществлением дорогие сердцу ожидания и понимая, ради чего они тратят время, силы и деньги. И мы с мужем на этом начальном этапе были очень близки: супруг постоянно был рядом, сопровождал в клинику на процедуры, помогал совершать домашние медицинские манипуляции, гулял, кормил, взял на себя хозяйственные заботы. Но уже в тот период в моей голове пошли первые звоночки тревоги: «А справимся ли?!» Как потом оказалось, те же мысли посещали и моего мужа, ведь если всё получится, то нас еще ждёт ещё 9 месяцев беременности, а значит – ещё 9 месяцев жизни в жёстких ограничениях. Усталость от процесса накапливалась у нас обоих.

Предстоявшая нам беременность не могла быть простой, потому что она не была естественной. Эмбрион подсаживают после 5 дней его развития не в теле женщины, которое приспосабливается под его потребности соответствующими изменениями, а в пробирке. А это значит, что для того, чтобы матка приняла эмбрион, а он мог прикрепиться к стенке матки, нужна гормональная поддержка, т.е. новые препараты, новые уколы… Я этого не знала и не была к этому готова.

Вообще каждый следующий этап ЭКО приносил новые вводные о процедурах и препаратах, всё больше разрушая первоначальную иллюзию, что всё будет «быстро, легко, на минимальных рисках». Каждый раз приходилось преодолевать сопротивление перед новыми процедурами, новыми вмешательствами, снова и снова подстёгивая психику и тело мантрой: «Мы очень хотим ребёнка!»

А потом пришёл момент, когда и я, и мой муж почувствовали себя подопытными кроликами. У меня это осознание пришло, когда после УЗИ мне сказали, что теперь размер моих яичников – более 10 см и скоро яйцеклетки из них можно будет изъять. Я помню, как пришла домой, приложила линейку к животу и меня накрыла тотальная обескураженность и ощущение, что у меня нет никакого контроля над процессом, через который меня проводят.

Я не знаю, когда это чувство, что он подопытный кролик, пришло к моему мужу, но однажды он признался, что его уже долго мучают сомнения, сможет ли он принять этого ребёнка, его ли это ребёнок вообще: «Ведь я его не делал!!!»

Мы чувствовали себя подопытными кроликами, потому что само зачатие ребёнка – это близость, это сокровенная «химия», это любовь, а у нас это были шприцы с иголками, эндоскопические инструменты, колбочки и пробирки… И каждый из нас начал задаваться вопросом: «А насколько это правильно? Ведь мы же не роботы! Мы живые люди и всё чувствуем!»

В моём случае беременность не наступила. Мы поняли, что проходить процедуру ЭКО повторно не хотим. Решили вернуться к естественному зачатию. Супруг прошёл лечение. Всего через пару месяцев, за сравнительно небольшие деньги и без всякого хирургического вмешательства, его функции полностью восстановились. И именно в этот момент меня настигли последствия гормональных встрясок и оперативных вмешательств пройденного ЭКО.

Медицинскую сторону этого я описала в предыдущей статье, но была и психологическая встряска… Наши цели радикально изменились: мы уже не могли думать о рождении ребёнка, думать пришлось о том, как вернуть к жизни меня. Ребёнок просто выпал из жизненных планов. Будущее не понятно, и есть ли оно вообще – неизвестно. Только настоящее, только оперативное реагирование и быстрое принятие неотложных решений. По сути, наша семья не жила, а боролась за жизнь в этот период. Состояние было такое, будто мы одним прыжком попали лет на 30 вперёд, когда супруги, уже на закате своей жизни, возят друг друга по больницам, сидят у постели друг друга, переживая угасание любимого. Мы, молодые, спортивные, здоровые и энергичные люди, провалились в психологическое состояние, к которому никак не были готовы. Поверьте, это ОЧЕНЬ трудно принять, когда женщина, которая прямо перед ЭКО покоряла моря на яхте, занималась балетом и регулярными интенсивными пробежками, теперь лежит в лёжку под гормонами, не может даже 10 минут у плиты постоять, чтобы яйца пожарить, а мужу приходится прыгать вокруг неё, чтобы накормить, помочь умыться и одеться.

Нам исключительно повезло, что мои интеллектуальные способности не пострадали или почти не пострадали: я могла продолжать работать онлайн и зарабатывать неплохие деньги, несмотря на физическое бессилие. Если бы не это, мужу пришлось бы разрываться между зарабатыванием дополнительных денег и заботой обо мне. У меня холодок по спине пробегает, когда я представляю, что было бы со мной и с мужем, если бы я не могла продолжать зарабатывать даже в этот период… А ведь у очень и очень многих женщин такой возможности нет даже в эпоху онлайн и фриланса.

Как я уже упоминала, медицинские последствия ЭКО пришлось исправлять более 2-х лет. На протяжении всего этого времени мы с мужем психологически периодами срывались: то по очереди, то оба сразу. Я благодарна своему супругу, который вместе со мной это переживал и через многое прошёл вместе со мной. Но были события и обстоятельства, которые я не хочу описывать: слишком личное и слишком больно. Именно эти моменты в наших отношениях привели к тому, что через некоторое время после моего выздоровления мы разъехались. ЭКО, на которое мы решились, чтобы укрепить наш брак, окончательно его разрушило.

Пострадал не только мой брак, пострадали отношения с родителями и с другими родными и близкими людьми. Это теперь я осознаю, что раз я не понимала и не была готова к тому, что представляет собой ЭКО на самом деле, то тем более не могли этого понимать мои родные. Даже родители, от которых инстинктивно ждёшь понимания и принятия, не были готовы поддержать меня и помочь так, как это оказалось необходимым. Я сама не знала, с чем придется столкнуться, и тем более не могла подготовить к этому родных. Начались претензии и поучения: «А почему так долго? Ой, да не слушайте врачей, колите и пейте, что считаете нужным! Да ничего не случится, если что-то пропустите!» А потом и обиды: «Почему вы пропускаете семейные праздники, вы же ещё не беременны?! Какая операция, это же просто подготовка?!». У них совершенно не было понимания, что со мной делают, чтобы ЭКО состоялось, одни мифы и легенды были в головах!

И только когда начались осложнения, и я назвала им свой диагноз, они поняли, что произошло что-то серьёзное, и что ЭКО – это не так просто и красиво, как говорят и пишут в рекламе. Вот тут пошла поддержка от семьи! Замечу в скобках, что мои подруги были со мной с самого начала, за что я бесконечно им благодарна! Но тогда же я поняла и то, что, как бы тебя ни поддерживали, это – твоя борьба и твоё преодоление.

Мне очень помогала вера в Бога. Как раз тогда, когда наиболее остро осознавалось, что я не могу контролировать своё состояние, что, несмотря на все мои усилия, идёт ухудшение, и я не знаю, смогу ли переломить это, и когда же, наконец, станет легче, я могла по-настоящему молиться. Порою Бог давал мне почувствовать Своё присутствие, и я понимала, что Он совсем рядом.

Я стала гораздо ближе с Церковью, и это привело меня к пониманию, что пути Господни неисповедимы, что Он лучше знает, что делать, что давать нам по жизни, а что нет. Я поняла, что у Господа могут быть на нас другие планы, и стала больше доверять жизни, Провидению, Божьему замыслу.

Опыт ЭКО и всего, что с ним связано, научил меня внимательнее относиться к своим целям. Моя цель «ребёнок для укрепления брака» имела обратный эффект, а значит была неправильной. И такие мои качества, как упорство, нацеленность на получение результата в короткие сроки, лучше применять в профессиональной сфере, а не там, где речь идёт о сотворении нового человека, где нужно верить, молиться и не мешать Богу направлять нашу жизнь. Сейчас я всё ещё в процессе поиска своего пути и переоценки ценностей. Я научилась жить настоящим, радоваться каждому дню и благодарить.

На исцеление психологических ран ушло больше времени, чем на восстановление физического здоровья. И потребовалась серьёзная духовная и психологическая помощь. Я бесконечно благодарна моему настоятелю, моей церковной общине и группе «Живого Розария», которые сопровождали меня на пути исцеления. А завершающим аккордом исцеления стал «Виноградник Рахили» – духовные упражнения для тех, кто перенёс аборт или потерю ребёнка до рождения. Мой случай был нестандартным, но, как оказалось, имел ту же психологическую и духовную природу. За время трёхдневных реколлекций, психолог и священник, а главное – безопасная, поддерживающая, полная принятия и сочувствия атмосфера группы – помогли мне отпустить ситуацию, закрыть обиды и двинуться дальше. Благодаря «Винограднику» я отказалась от планов мести, моя злоба улеглась, а разочарование сменилось принятием. Травма была переработана в жизненный опыт, который сделал меня сильнее. И сейчас я переживаю очень счастливый период своей жизни, в гармонии с собой, с новыми начинаниями и надеждами. Я могу со всей уверенностью пережитого лично утверждать, что всё страдание, отданное Богу, Он превращает во что-то прекрасное.

После «Виноградника» мне захотелось поделиться этим опытом с другими людям, чтобы хотя бы кто-нибудь мог избежать ложного выбора и тех страданий, которые он приносит, и чтобы засвидетельствовать, что Бог благ и исцеляет даже страшные последствия наших грехов и заблуждений, если мы Ему доверяемся.

Физическое и психологическое исцеление состоялось, но остался вопрос: «Что делать с тремя эмбрионами, которые всё ещё оставались замороженными в хранилище клиники?» Этот вопрос всё время был в моей голове. И я понимала, что именно мне предстоит принять решение, за которое я буду нести ответственность и перед моими зачатыми, но не рождёнными детьми, и перед собой, и перед Богом.

Продолжение следует…

Ольга Н.

Записала Наталья Проскурина, к.б.н.

Author

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии