Святой Дух и сессия

В то время как католический мир, не ведая о подлинных трудностях земной жизни, готовится к торжеству Пятидесятницы, мир студенческий мир готовится к наступлению сессии. Студенты, разумеется,  в этот момент ощущают себя чем-то средним между рабами на галерах и японскими камикадзе, но преподавательскому составу, поверьте, тоже нелегко. Весна – время, когда в большом количестве созревают плоды научных изысканий студентов – курсовые работы и дипломы, и урожай щедро падает на преподавательские головы.

Но это заметка не о том, что:

– credo quia absurdum est – вдруг студенты, и правда, принесут работы в срок?

И не о том, что:

– студенческие работы нередко глаголют столь разными языками, что для их понимания требуется благодать Духа Святого.

И не о том, что:

– приходится быть немного инквизитором, чтобы понять, что откуда списано, и по достоинству оценить оригинальные идеи.

И даже не о том, что:

– странным образом студенты ждут приговора к вечным мукам, в то время как ты настроен на прощение и милосердие. (Ну, почти всегда. ПОЧТИ. Все-таки преподаватель не Господь Бог).

Эта заметка о….. трудностях изложения.

Насколько мне известно, большинство наших студентов в течение года работает над своей исследовательской темой: читает книги, мучает научного руководителя, скачивает статьи из интернета. Ведет оживленные дискуссии с товарищами, как правило, во время лекций. Но вот он, роковой момент – написание текста. Открывается новый файл, пишется слово «Введение», и ….. стоп. Не пишется. Паника. С чего начать, чем продолжить, а еще ведь какие-то выводы нужны????!!!!

Обычно я советую студентам проделать следующее.

Сажайте перед собой лучшего друга (пообещайте ему пиво) младшую сестру (для фиксации подходит скотч), бабушку (она будет счастлива), кошку, фотографию любимого актера, кактус (он точно согласится). В общем, это должен быть некто, несведущий в теме и готовый Вас внимательно слушать. И начинайте объяснять то, о чем собираетесь написать или сделать доклад. На том языке, который будет понятен не только другу и бабушке, но даже последнему кактусу. Уверяю вас, многие вещи сразу станут на свои места.

В современном мире многие начинания, инициируемые Церковью на самых разных уровнях, заканчиваются более или менее крупным «междусобойчиком для своих», уже верующих, уже интегрированных в свет и тени христианской жизни. Мы замыкаемся в среде, где никому ничего не нужно объяснять. Объяснять – это нелегко. Это труд. Кто же любит труд, особенно по весне? Ну, разве что только святой Иосиф Труженик (память – 1 мая, знаково). Чтобы начать объяснять, сперва потребуется понять самому, что же в моей вере самое важное – сейчас, для меня, искренне. Не пытаясь спрятаться за готовые формулировки катехизиса, не прибегая к готовым «духовным размышлениям на каждый день». Размышление – это собственные мысли,  не чужие.

Если я окажусь в ситуации, когда не будет под рукой Евангелия – какие места вспомню? Что будет всплывать в памяти как надежда и поддержка? Что в Евангелии именно для меня сейчас – благая весть? И вообще, что заставило меня когда-то поверить?

Как подсказывает мне практика, студенты идут только к тому преподавателю, который искренне увлечен своим делом. По умолчанию то же верно и для христиан. Ученость и академизм самого высшего уровня не заменят блеска в глазах и внутренней убежденности. А ясность, царящая в голове, также добавляет ясности во взгляде.

Любой ученый хочет сообщить миру о результатах своих исследований. Человек, которому дорого то, что он делает, хочет делиться с остальными, а сам он вызывает неподдельный интерес. Даже если некто рассматривает в микроскоп клещей или паучков, которых я терпеть не могу, его шевелящиеся от восторга уши заставят подойти и спросить: «ой, а что там такое интересное»? В день, когда я услышу вопрос: «Слушай, расскажи, во что вы там верите? Нет, ничего, просто интересно», – я запрыгаю от радости. Даже если человек не полюбит потом паучков и клещей и не станет христианином.

Писание говорит о том, что апостолы, воспламененные языками пламени, заговорили на иных языках. (Если бы я руководила католическими курсами изучения иностранных языков, то назвала бы их, несомненно, «Курсы имени Святого Духа».)  Но еще более важно то, что Его дары – мудрость, крепость, страх Божий, разум, ведение, благой совет, благочестие –  средства, необходимые для подлинного диалога. Необходимые для того, чтобы объяснять. Чтобы изучать языки, на которых говорят наши ближние и дальние. Как изучают языки? Начиная с простых понятий: мама, папа, братья, сестры, дети, дом. Хлеб, вода, жизнь, смерть. Любовь. Что это значит для человека, с которым я говорю? Что это значит для меня? Что я хочу сказать именно этому человеку? А чтобы это узнать, нужно выйти из удобного и освоенного церковного огорода и начать узнавать мир за его пределами.

В дарах Пятидесятницы Церковь получила всё, необходимое для проповеди. Остается только ими воспользоваться.

Анастасия Паламарчук

Author

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии