Corpus Christi и мистическое Тело Христово

На этой неделе мы будем много размышлять о Евхаристии, готовясь к торжеству Пресвятых Тела и Крови Христа. И начнем со статьи американской католической писательницы и многодетной матери Мишель Хронистер о том, как Евхаристия собирает всех членов Церкви, когда-либо живших и ныне живущих на земле в единое мистическое тело.

Христос обещал быть с нами всегда, даже «до скончания века» (Мф. 28:20). Каждый раз, когда мы заходим в католический храм и видим мерцающий красный огонек, мы вспоминаем о том, как Он продолжает исполнять это обещание через Свое евхаристическое присутствие.

Я росла в католической вере, посещала католическую школу и была очень погружена в католическую культуру, поэтому у меня не было особой возможности посещать храмы других конфессий. Я помню один из своих первых экуменических опытов: я посетила церковь одной протестантской общины, когда мне было одиннадцать лет. Моя родная епархия в том году активно участвовала в экуменических мероприятиях, и часть программы заключалась в том, что представители разных конфессий собирались вместе для молитвы в разных церквях.

Прихожане были добрыми и очень гостеприимными, но я помню, как меня охватило сильное чувство пустоты. Хотя Иисус был там духовно, среди этих молящихся людей чего-то не хватало. Не находя дарохранительницы, я чувствовала себя неуверенно, не зная, куда обратиться.

Таинственное присутствие Христа – под видом хлеба и вина, а на самом деле Тела и Крови, духа и божества живого Бога – является компасом, по которому можно ориентироваться в этой жизни.

Однако в учении о Евхаристии есть и другой важный аспект. Христос действительно и истинно присутствует в Евхаристии. Как и Его мистическое тело.

Учение о мистическом теле Христа прекрасно, но оно мало обсуждается за пределами богословских кругов. Я помню, что по-настоящему соприкоснулась с этим учением во всей его полноте, только когда начала изучать теологию в колледже.

Мы все знакомы с описанием тела Христова, которое даёт Апостол Павел (1Кор. 12:12-31). Тело Христа состоит из многих частей, и каждый из нас играет свою роль в этом теле. Поскольку благодаря крещению мы все являемся частями этого «мистического» тела, мы все объединяемся уникальным, дополняющим друг друга образом (так же, как и части тела).

Однако эта связь гораздо сильнее, чем мы можем себе представить. Через мистическое тело мы уникально связаны со всеми людьми в Церкви. Если использовать классическую терминологию, мы связаны с воинствующей Церковью (те из нас, кто все еще пребывает на земле), Церковью страдающей (те, кто находится в чистилище, проходят последние этапы очищения перед Небесами) и Церковью торжествующей (те, кто уже в раю). Мы все объединены не только узами крещения (включая тех, кто не имел возможности принять таинство традиционным образом и был принят в Церковь через «крещение намерением» или «крещение мученичеством»), но также и Евхаристией.

Часто, принимая Евхаристию, мы концентрируемся на своем интимном единении со Христом в этом таинстве. Однако не менее важен и другой аспект евхаристического учения. В Евхаристии все становятся едины во Христе. (Отсюда и другое название Евхаристии – «Причастие».) И когда мы принимаем Христа в Евхаристии, когда мы стоим перед алтарем на каждой Мессе, мы находимся не только в присутствии Христа, но и в присутствии всех ангелов и святых. Через Евхаристию мы переживаем совершенный, прекрасный союз со всем телом Христовым – со всеми, от канонизированных святых до собратьев-грешников, сидящих с нами на одной скамье.

Многие даже не осознают, что это еще один способ, которым Бог позволяет нам никогда не разлучаться с нашими близкими, особенно с теми, кто умер. Великий праздник Тела и Крови Христовых в США часто совпадает с Днём поминовения, поэтому в эти выходные мы особенно думаем о тех близких, которых мы потеряли, многие посещают могилы любимых в эти дни.

В земной жизни мы можем наслаждаться их близостью, но этот союз – ничто по сравнению с единством, которое мы можем испытать с ними в Евхаристии. Это великое желание Христа – чтобы все были едины (Ин. 17:21). Единство, которого Он жаждет, не является поверхностным, а скорее глубоким, интимным союзом, возможным только в Евхаристии, под главою Христом.

Это учение особенно запало мне в сердце после потери третьего ребенка, нашего милого Габриэля, из-за выкидыша. Любой, кто когда-либо терял ребенка, в любом возрасте, знает, насколько это разрушительная потеря. Поскольку у Церкви нет официального учения о том, что происходит с некрещеными младенцами, которые умирают (теории варьируются от «неопределенности» до рая без оговорок и всего, что между ними), мы можем надеяться на милость Бога и возможность попасть на Небеса для нашего малыша. Мы можем надеяться на благость Божью и верить, что Мессы, внутриутробные благословения, молитвы и условное крещение, предложенные нашему ребенку, означают, что он вполне может оказаться на Небесах. Хотя мы не знаем этого с уверенностью в этой жизни, мы можем доверять милосердной любви Божией.

Похороны нашего ребенка были одним из самых тяжелых испытаний, которые когда-либо приходилось пережить нашей семье. Это было просто душераздирающе – прощаться с крошечным телом, которое всего неделю назад благополучно росло в моей утробе. Однако последовавшая за этим прощальная Месса была одним из величайших утешений, которые мы когда-либо познали. Хотя мы больше не могли находиться в физическом присутствии Габриэля, у нас была надежда оказаться в его духовном присутствии на Мессе. Если Габриэль находится на Небесах, это значит, что на каждой Мессе наша семья снова объединяется. Мы едины в поклонении Христу, в Евхаристии.

Я уверена, что каждый, кто читает эту статью, потерял кого-то в своей жизни. Большинство из вас, читающих эту статью, испытали душевную боль, стоя у могилы любимого человека, и знают вечное горе этой разлуки.

Сила Воскресения распространяется и на Евхаристию. Благодаря упованию на Рай и Воскресение мы можем надеяться, что никогда по-настоящему не разлучимся с теми, кого любим. Мы можем молиться об упокоении их душ и при этом продолжать предлагать им нашу безусловную любовь в молитве. В свою очередь, оказавшись на Небесах, они могут молиться за нас. Это обмен любовью, который глубже всего, что мы можем испытать в этой жизни.

Единство Церкви в Евхаристии является мощным напоминанием о том, что любовь сильнее смерти. Через Христа мы все можем быть едины в союзе, который никогда не прекратится. Из-за любви Христовой, которая сильнее смерти.

Мишель Хронистер

Источник (англ.): Catholic Exchange

Author

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии